besymontan: (Default)
Так, на всякий случай, Грека и Грек – имена собственные.

Ехал Грека...

Ехал Грека через реку,
видит Грека в реке Грек,
сунул Грека руку в реку:
Грек – он тоже человек.

Грек схватил за руку Греку,
показал акулью пасть,
Грека больно стукнул Грека,
чтобы в реку не упасть.

Поглядел на реку Грека –
Грек по реке уплывал,
с той поры калека Грека
руку в реку не сувал.
besymontan: (Default)
Без названия

Тень ангела на белом полотне.
Велик алтарь для крошечного детства.
Как зеркала. Но, если приглядеться -
внутри их разрастается в огне
тень ангела на белом полотне.
besymontan: (Default)
Без названия

«Послеобеденный» – это не после обедни.
Слово «усердный» – не означает у сердца.
Мама ушла.
Этот день был у детства последним…
Некуда деться.
(из кусочков)
besymontan: (Default)
Просто мир

Вылепить человечка из теста – «старо как мир».
Вставить вместо глаз изюминки – «большого ума не надо» …
Вот только одна изюминка горькой оказалась.
Откроет человек правый глаз – весь мир ему добрым видится.
Откроет левый – злым.
А если двумя глазами смотрит – не добрый и не злой – просто мир.
Прожил этот человек долгую и длинную жизнь, ссохся, зачерствел, перестал разбирать, где добро, где зло. Изюминки из его глаз выпали, и стали жить сами по себе. Сладкая изюминка впитывала добро, а горькая – зло. И они росли, росли, а потом лопнули, и добро смешалось со злом.
А откуда взялись в мире добро и зло?
Из того человечка, который видел один и тот же мир то добрым, то злым.
Как Кай?
Как Кай, - бессовестно вру я, потому что история про Кая – это совершенно другая история, и ей нет места в детском мире.
А ты знаешь, что самолёты летают не потому что у них есть крылья, а потому что внутри них мотор?
Знаю, - признаюсь я.
А ты можешь сочинить сказку про самолёт, который летал без мотора?
Могу.
В сказочном мире, где не было ни добра, ни зла, жил да был самолёт без мотора….
besymontan: (Default)
Настроение

А если тебя будет кто-то пинать,
а если тебя будут в пропасть толкать,
ты тут же разделишь пятнадцать на пять
и вычтешь никчёмное – три.
И станешь, как прежде, свободно летать
и лёгкие крылья пыльцою латать,
и тонкую нить паутинок мотать
на кокон вчерашней зари…

А если тебя будет кто-то хвалить,
а если тебя будут с кем-то делить,
ты тут же отыщешь заветную нить
и скажешь: прощай, лабиринт.
И станешь, как прежде, свободно парить,
и лёгкие крылья рассвету дарить,
и сонную высь облаками кроить,
чтоб выбрать заветное – три…
чтоб тут же умножить на гордое пять,
чтоб было за что тебя в пропасть толкать,
дразнить и язвить, и, конечно, пинать…
и так – от зари до зари…

Весна

Apr. 15th, 2016 09:14 am
besymontan: (Default)
Походное

Хищный пень, сухие листья -
бурый плат,
прошлогодних ягод кисти,
птиц парад,
белый снег на дне оврага -
след зимы,
снов берёзовых отвага...
лес и мы...
(детство)
besymontan: (Default)
Как же давно это было: http://besymontan.livejournal.com/2008/12/28/

На самом деле, стихотворение тогда звучало так:


Светофор

Вчера на светофоре
зажёгся синий свет,
и мы сцепились в споре:
нам ехать или нет?

Клаксонили машины,
никто из них не знал,
что означает синий
таинственный сигнал.

Но тут сказала Лерка:
Сигнальные огни
летающей тарелки,
наверное, они!

Из царства лилипутов,
из-за высоких гор,
примчалась, правда, круто? –
тарелка-светофор.

И синими огнями
предупреждает нас:
мы там следим за вами,
мы, люди, видим вас.

Зелёный, жёлтый, красный –
ещё не все цвета.
Не спорьте понапрасну,
цвет синий – высота…

Но тут пришёл в погонах
значительный субъект,
и сразу стал зелёным
коварный синий цвет.

Исчезли почему-то
искусственный затор,
тарелка лилипутов
и странный светофор.

Всё было и не стало –
и где теперь они?..
Лишь Лерка рисовала
волшебные огни.

Сейчас звучит немного иначе. Но очень немного)))
besymontan: (Default)
Седьмое лето

Поделили, обвели забором,
каждому досталось – пять конфет,
три картинки (тут возникли споры),
пополам разорванный билет
(второпях, немножечко неровно –
всё равно он был за прошлый год).

Дохлый жук, стаканчик от поп-корна –
не делились. Не делился кот –
глиняный, с отбитым правым ухом,
жёлтая собака без хвоста –
мы их закопали друг за другом
возле неизвестного куста
и не стали долго огорчаться –
кто-нибудь отыщет без труда
жёлтое улыбчивое счастье
без хвоста и странного кота.

Дохлый жук рассыплется неспешно,
а стаканчик медленно сгниёт,
тот кустарник, кажется, орешник,
как всегда, в апреле зацветёт…
Пять конфет, картинки, полбилета –
вот и всё. Прощай, смешное лето…
besymontan: (Default)
Совсем немножечко настоящего детства...

А она всё пышнет и пышнет!
Может быть, пышет?
Нет, пышнет!
Толстеет, значит?
Нет, пышнет! Сначала пышнеет, а потом пылится.


В лесу водятся сказки?
Да.
А кто их туда завёл?


Небо хмурилось, хмурилось и захмурилось.


У Снегурочки папа Дед Мороз?
Нет.
А кто?
Наверное, Снег.
А мама?
А мама - Зима.
Задумчиво: Какие-то ненадёжные родители.

(Мои дневники)
besymontan: (Default)
Все сказки - чушь!

Все сказки - чушь: на дальних островах
беснуются блаженные от блага.
А у меня есть ручка и бумага,
ещё закон об авторских правах,
корзина, заменившая часы:
наполнится - пора поспать немного,
друзья, что караулят у порога,
цистерна кофе, бублик и весы.
Ещё - ужасно своевольный кот,
не знаю сколько, томиков Марины
Цветаевой и пыльные картины,
и полный рот несъеденных забот...
Все сказки - чушь! Несказочников век,
единоличье сроков выдыхая,
беснуется. А я - опять другая
сегодня - не поэт, но человек...

Железновато-жёсткий скрип дверей -
вернуться бы к поэту поскорей...



В серебряном домике вышитой мыши

За гранью сомнений в реальности крыши
под тяжестью мнений под знаком вопроса
кем станешь малыш когда встанешь на лыжи,
вращая как звёзды цветные колёса

ударами сердца по памяти мутной
сплошные ступени дробя поминутно
кем станешь когда подогнутся колени
и ты исцелённый спокойствием лени
наивно цепляясь за сонную гладь
разучишься думать смотреть понимать
наверное лётчиком нет программистом
в костюме ухожено-глажено-чистом
кем станешь в подёнщину жизни одетый
я буду я есть я останусь поэтом

за гранью сомнений в реальности крыши
над тяжестью мнений над знаком вопроса
в серебряном домике вышитой мыши
вращая как звёзды цветные колёса...

(Анюта Жукова)
besymontan: (Default)
Интернет

Зимний вечер, злые куклы...
Перепуганные дети
ищут в Яндексе и в Гугле,
кто ответит, кто приветит...
Здесь двойная несплошная,
километры без заправки,
здесь ошибок не прощают -
ставки, ставки, только ставки,
здесь на всём печать погони -
западня за каждым криком,
не догонят, так прогонят -
в многоруком, многоликом,
доверительно-преступном,
оголённом интернете...
Зимний вечер. Планом крупным -
перепуганные дети...

(Анюта Жукова)
besymontan: (Default)
Я очень неудобная

Я очень неудобная,
не добрая, не сдобная –
глоток, засохший в крик.
Мой дом – вода утробная,
мой стол – плита надгробная,
и я в плену у них.
Они друг с другом связаны
стихами и рассказами,
наверно, навсегда.
А я – плитой размазана,
стекаю в воду стразами –
одна,
одна,
до дна…


Шаги

До тебя не шаг – пролёт…
Мне бы только дотянуться.
Перья в крыльях грузно гнутся,
будто что-то их гнетёт….
Каждый шаг к тебе – полёт.
Провозвестники смеются:
можно ль, крылья сняв, разуться?
По земле лишь тень ползёт…
Шаг, закончивший полёт.


Свеча

Первый шаг – теплу навстречу –
не замечу.
Шаг второй – в огонь и выше –
не услышу.
Третий шаг – как воск пустая –
не узнаю…
В небе, выцветшем рассветом,
след – за следом.

(Анюта Жукова)
besymontan: (Default)
Предлагаю считать 23 февраля Днём защитника Отечества или Днём Российской армии, а не праздником всех мужчин. Соответственно, 8 марта – Днём Матери, а не праздником всех женщин, потому что, по меньшей мере, глупо поздравлять стол с тем, что он стол (знаю, об этом уже говорили: не Платон, так Аристотель, не Аристотель, так Камасутра)))).
Все остальные: любящие и любимые – пусть поздравляют друг друга в любой другой день, пусть даже это будет 14 февраля. Но лучше – 1 марта.
Те, кто ещё помнят младшие классы школы, меня поймут. Каждой девочке – поздравление «от всех мальчиков», как потенциальной женщине (?), остальное – «кто кому хочет». У меня были две золотые косы (не косички), огромные банты, я была отличницей и восьмого марта меня ждал мешок мягких игрушек, сомнительных сладостей и всевозможных открыток…. Что при этом чувствовали другие девочки (потенциальные женщины) меня тогда, скорее всего, не интересовало, потому что, по законам жанра, единственный мальчик, который мне нравился… да, не дарил мне ничего….


Низко кланяюсь и поздравляю с праздником наших любимых Мам (бабушка – это тоже мама, возведённая в степень)!
Пусть будет мир на земле, потому что со всем остальным, я знаю, вы справитесь!



Мои стихотворения из «Возвращённой тетради» – всем мамам в подарок.
(Два из них уже были опубликованы)


Душа моя

Сложила ковшиком ладонь.

Что прячется в ладошке?

Не тронь, пожалуйста, не тронь,
несу я птицам крошки… –
и замирает, чуть дыша.

Я горестно вздыхаю.

Там чья-то прячется душа,
а чья – ещё не знаю….

Сложила ковшиком ладонь,
совсем как я когда-то…
Душа моя!.. Любви огонь
за крошечную плату…


Ябеда

Заскрипели где-то двери…
Слышишь, Олька, это звери

пробираются в наш дом….
Олька, в мамином манто,

чинно ходит по ковру:
Всё ты врёшь!
А вот не вру!

За окошком, посмотри,
притаились тени три:

слон, похожий на забор,
держит в хоботе топор,

кролик с длинной бородой
наблюдает за тобой,

а зубастая змея
злобно смотрит на меня.

Олька жалобно притихла –
вот трусиха, так трусиха!

Тоже – «старшая сестрица»! –
подойти к окну боится! –

с головой зарылась в мех.
Кто теперь храбрее всех?..

Маме, ябеда, расскажет,
только мама не накажет,

просто спросит очень громко:
Ты зачем пугал сестрёнку?!

Я отвечу: А зато –
я не брал твоё манто!


Рисунок

Рисовала маму в Юркином альбоме –
в розовой пижаме и верхом на пони.
Розовые скалы в розовый горошек.
Папу рисовала – розового тоже.
Розовую ламу, розовый тулуп…
Не отыщет мама карандаш для губ.

(Анюта Жукова)
besymontan: (Default)
"Весна, весна на улице!")))

В мире другом

В мире другом на прозрачном асфальте
дети рисуют цветы и улыбки
там в облаках замурованы птицы
им никогда не увидеть свободы
листья теряют свою поэтапность,
лето становится жарче и суше
всё потому что на сером асфальте
дети рисуют цветы и улыбки,
мир искажая….
попыткой свободы.


Детская считалочка
(«Раз, два, три, четыре пять,
вышел зайчик погулять»)


Как-то вышел зайчик на опушку.
Как-то вышел. Мог бы и не вы…
Потому что снега на избушку
навалило больше, чем листвы.
Вышел зайчик. За спиной – котомка,
в лапах – прошлогоднее пальто.
Зайчик с долгопамятью ребёнка –
это значит, в сущности, никто.
Вышел зайчик. Дважды два – четыре,
два плюс три – уже почти что пять –
каждый шаг просчитан в этом мире –
в общем, вышел зайчик погулять.
Тут охотник – кто бы сомневался –
пробегал вблизи – валет вальтом –
налетел на пень, увидел зайца
(тра-та-та) с котомкой и пальто(м).
Вот те раз! И два, и три, четыре!
А ещё, твою державу, пять!
Это ж вам не цель в соседнем тире!
Это ж – заяц! Надо бы стрелять!
Ой-ё-ёй! И что-то там такое.
Пиф и паф. А дальше – тишина.
Так случилось: в общем, эти двое
полегли. Закончилась война.
Кто теперь возьмёт домой зайчишку?
Кто в тепло, на кухню принесёт
пулемёт, котомку и пальтишко?
Как, в конце концов, он оживёт?..

Вышел зайчик. Хорошо, что вышел –
там, в избушке спали пять зайчат,
и зайчиха прятала под крышей
то ли пушку, то ли автомат….
Доживут до лета пострелята,
как отец, научатся стрелять.
Быть войне, когда растут солдаты…
Раз и два, и три, четыре, пять….

(Анюта Жукова)
besymontan: (Default)
Если оторвать человеку голову, он не сможет плакать?
Зачем отрывать человеку голову? Ему же будет больно.
Но он не сможет плакать?
Не сможет. Потому что умрёт.
Я так и хотела – чтобы умер. А голову оставить себе.
Очень довольная, напевает, укладывая безголовую куклу в кровать.




Когда откапываешь дни

Когда откапываешь дни,
запоминай черёд –
иначе, кто-нибудь, о них
споткнувшись, упадёт…

Вот первый день – и бос, и наг –
сплошные синяки –
он был закопан кое-как
на берегу реки.
Он был закопан и забыт,
чуть позже смыт волной…

Но всё равно ещё болит,
почти как день второй…

Второй твой день, наивно злой
в правдивости своей –
на горе, ветер, стужу, зной,
на мелкоту людей,
второй твой день – обиды глубь –
дочерняя вина…

Его могила – старый дуб,
сгоревший дочерна…

А третий, третий, где лежит?
Не отводи глаза!
Твой третий день – и меч, и щит,
и грех, и образа.
Твой третий день – любви моей
надежда и погост…

Он был упрятан меж корней
колючих диких роз –
рассыпан бархат, и сафьян
давно утратил вид –
могильный червь, слезами пьян,
под розами лежит.
Над ним сплетаются они –
то в гроб, то в склеп, то в грот…

Когда закапываешь дни –
не соблюдай черёд…

(Анюта Жукова)
besymontan: (Default)
Три девицы под окном...
(моё детство)

Однажды в Красной Шапочке проснулся волк – и она съела Бабушку, и поселилась в её домике.
Маму свою она тоже съела, чуть раньше, потому что Красной Шапочке надоело смотреть, как та отлавливает кошек и собак и делает из них начинку для пирожков.
Наверное, здесь самое время упомянуть о том, что Красная шапочка была членом общества защиты животных. Защищать людей в этом обществе её не учили.
Поэтому, когда мимо проходили охотники, она съела и их тоже. По одному.
На самом деле, Красная шапочка была доброй девочкой, и это сразу почувствовали лесные звери, и стали приносить ей подарки. Белочки – орешки, зайчики – капусту и морковку с соседних огородов, медведь – мёд…
Людей она больше не ела, волка в себе усыпила, только очень иногда просила рыжую лисичку своровать для неё курочку…
Примерно в это же самое время Сестрице Алёнушке до чёртиков надоел братец Иванушка.
Можно себе представить! – Она ему: «Не пей, козлёночком станешь!» - а он всё пьёт, да пьёт!
Вот как стал он в следующий раз козлёночком, зарезала она его. Мясо съела, а шкурку Красной Шапочке подарила (мужик-козёл – это же и не козёл уже, ну, в смысле, не совсем животное, в защите не нуждается). Шапочка её к себе жить позвала.
Потом ещё к ним Машенька присоединилась. Она никого не ела, потому что родственников своих давно забыла. А от медведя сбежала.
Очень они сказку любили: Три девицы под окном….
Говорят, кто-то потом эту сказку подслушал и присвоил.

(автор Анюта Жукова)
besymontan: (Default)
Куклы

Вот кукла из воска,
а может, из глины?
Крест-накрест полоски,
иголкой старинной
проколото сердце –
тряпичная падаль –
но если вглядеться…
Не надо, не надо:
смертельная близость –
сквозная награда –
в людские капризы
ей падать и падать….
до гулкого детства.
А взрослые муки
тряпичного сердца –
от скуки, от скуки…

(автор Анюта Жукова)
besymontan: (Default)
Немая девочка
(Возвращённая тетрадь)

Полли – немая девочка, потому что ещё не сказала ни слова.
Зато у Полли отличный слух – она слышит мысли других людей.
Однажды к Полли пришла чужая мама и подарила ей розового медвежонка.
С тех пор Полли перестала бояться чужих мам и начала рисовать.
Она рисовала всё, что слышала, взаправду и понарошку.
Чужие мамы восхищались её рисунками и обещали, что она станет великой художницей.
Чужим мамам вообще нравились обещания. Они ведь не знали, что Полли слышит все мысли, кроме собственных…

Эта девочка – немая, - сказала Хранительница неприятностей Посторонней Женщине.
Какая глупость! – возмутилась Женщина.
Как тебя зовут? – обратилась она к Полли.
Полли, - моментально отозвалась Полли.
У меня есть маленькая дочка! – обрадовалась Посторонняя, - но у неё нет младшей сестрёнки, - тут же огорчилась она. Не могла бы ты…
Полли подумала и кивнула, и отдала Женщине свои рисунки.
Ты настоящая художница! – восхитилась Женщина.
И Полли ей поверила, хотя впервые не смогла услышать чужие мысли.

Трудно вам с ней придётся, - предупредила Хранительница неприятностей.
Детей не выбирают, - возразила Посторонняя Женщина…

(автор Анюта Жукова)
besymontan: (Default)
Праздник

Праздник –
пра (что-то напористое и агрессивное),
здн (плохо звучащее и плохо произносимое),
ик (без коментарев)
Происхождение слова «праздник» точно не установлено.
Прослеживается связь со словом «праздный», и уже через него с
такими словами, как «порожний», «пустой», «ничем не заполненный».
Праздник – один из «поводов пойти на поводу».
Возможно поэтому я не люблю праздники.
«Восьмёрка 8-го марта напоминает о бесконечности любви…»
Ну да. Если женщина впряглась, то это навсегда.
Или до тех пор, пока не найдёт в себе силы сказать:
«Приехали, любимый, дальше пойдёшь пешком.
Впрочем, можешь остаться здесь и ждать следующую лошадку…»
Почему никто не говорит, о чём ему напоминает 23 февраля?
«Двойка» и «тройка» – это ежедневные оценки внимания к нам
наших мужчин, которые в сумме непостижимым образом дают «пять»!
И эта великолепная пятёрка (она же двойка и тройка)
празднично заслоняет содержимое повседневности.
Я не люблю праздники.
Но есть один человек, одна Женщина,
которой я готова признаваться в любви каждый день.
Это – моя бабушка….
Не ищите поводов. Потому что люди – это очень недолговечная материя…..

«А целовалась, бабушка,
Голубушка, со сколькими?»
(Цветаева)



Бабушка

Это можно – как цветы заплетать,
это можно – как дожди громоздить,
потому что это трудно – летать,
ну, почти что также трудно, как жить.
Это можно – не спросясь и впопад:
над пустым комодом бабушкин след –
разноцветные корзиночки в ряд,
недовышитый цветочный букет.
Это можно – ты попробуй, испей,
родниковое, как слёзы, тепло….
Мне бы выбраться из жизни своей,
мне бы снова под её бы крыло.
И не думать – ну совсем ни о чём,
просто слушать, как она говорит,
просто верить: белый свет начинён
силой сказок да надеждой молитв….
Я как прежде заплетаю цветы
над обрывами дождя в бережок....
Потому и не боюсь высоты –
знаю, бабушка меня бережёт….

(автор Анюта Жукова)
besymontan: (Default)
Вокруг свечи

Вокруг свечи танцуют тени,
меняет стены темнота.
На старой лестнице ступени
рисуют лунного кота.
По карте звёздных полушарий
(какая карта?..
дама треф…)
рука невидимая шарит
и оставляет млечный шлейф.
Рогатый месяц – страж порога –
на снег выменивает смех…
Вокруг свечи так сказок много,
что хватит их с лихвой на всех…

(автор Анюта Жукова)

Profile

besymontan: (Default)
besymontan

March 2017

S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
192021222324 25
262728293031 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 06:56 pm
Powered by Dreamwidth Studios